Как пережить смерть близкого человека и не сломаться?

Как пережить смерть близкого человека: 8 советов

Не всем легко адаптироваться к тяжелым жизненным ситуациям и тем более справляться с настоящим горем. В этом материале мы расскажем о том, как пережить смерть близкого человека и помочь справиться с этим другим людям.

Примите свою боль

Первое, что стоит понять, — не нужно воевать со своей болью и стараться изгнать ее из жизни, словно инородное тело. Чувствовать боль, даже самую сильную, совершенно нормально, и — более того — это важно делать: через нее мы адаптируемся к новым жизненным обстоятельствам. Также стоит примириться с тем, что полностью боль, скорее всего, никогда не уйдет, и в важные даты — в день рождения умершего или в годовщину смерти — она будет возвращаться. Надо помнить об этом и не удивляться своим чувствам.

Прислушайтесь к себе

Каждый человек индивидуален, а значит, и смерть все переживают по-своему. Здесь не может быть общих правил. Кому-то после смерти близкого нужен долгий период адаптации, а кто-то, наоборот, постарается как можно скорее влиться в ритм обычной жизни. И тот и другой вариант нормален, не стоит обращать внимание на мнение общества, которое всегда «знает, как лучше». Подумайте, что поможет вам пережить смерть близкого, и сделайте это.

Ищите ответы на сложные вопросы

Утрата близкого ставит перед человеком важнейший вопрос: что всех нас ждет после смерти? И это логично. Не стоит отгораживаться от поиска ответов — нередко горе становится важным этапом в личностном развитии человека. Кто-то найдет ответы в религиозной литературе, кто-то — в научной или философской. Так или иначе просто закрыть глаза на проблему, скорее всего, не получится.

Говорите о том, что случилось

Не все люди готовы обсуждать смерть близкого, однако большинству рано или поздно потребуется выговориться. Очень важно, чтобы вам было, с кем это сделать, и здесь надо запомнить одно правило: если собеседник хотя бы попытается обесценить ваше горе, бегите от него со всех ног. Он вам точно не сможет помочь, только навредит. Если подходящего человека для разговора вы не найдете, обратитесь к психологу. Опытный специалист не только всё выслушает, но и даст советы, которые помогут именно в вашей ситуации.

«Отпустите» умершего

К слову, о психологах: нередко эксперты советуют мысленно «отпустить» умершего. Дело в том, что смерть — даже смерть от старости — всегда происходит внезапно, к ней почти невозможно подготовиться. Кажется, что вы не закончили всех дел с умершим близким, не сказали ему всё то, что хотели, не дали нужного количества тепла и понимания. Подобные чувства и эмоции могут оказаться тяжелым грузом, который будет мешать вам пережить горе. Поэтому стоит мысленно попрощаться с человеком — простить ему обиды, поблагодарить за хорошие поступки, разрешить спорные вопросы. Нередко для этого психологи советуют написать умершему символическое письмо, которое поможет всё расставить по своим местам.

Перестройте свою жизнь — ограничьте негативные факторы

После смерти близкого мы ослаблены и уязвимы, любая мелочь может выбить из колеи. Чтобы процесс переживания горя прошел менее болезненно, стоит позаботиться о себе и постараться создать максимально комфортные условия. Исключите общение с не самыми приятными знакомыми, не делайте то, чего терпеть не можете, смените нелюбимую работу, если чувствуете необходимость. Всё это позволит уменьшить ежедневный стресс и сэкономить силы для более важных вещей.

Когда стоит обратиться за помощью к психологу?

Да, каждый человек по-своему переживает потерю близкого, и некоторым это дается тяжелее, чем остальным. Здесь важно прислушиваться к себе: если вы чувствуете, что самостоятельно уже не справляетесь с психологической нагрузкой, и даже через несколько месяцев (а то и через год) боль утраты столь же сильна, как в первые дни, лучше обратиться к психологу. Длительная эмоциональная нестабильность после смерти близкого, физическая истощенность и повышенная тревожность — тоже поводы проконсультироваться со специалистом. Нередко подобное событие обнажает психологические проблемы, которые прежде не проявлялись в острой форме.

Как помочь другому человеку, переживающему потерю близкого?

Учитывая сказанное выше, стоит помнить о нескольких важных вещах. Во-первых, не навязывайте человеку своего мнения о том, как правильно переживать горе. Он волен поступать так, как хочет. Во-вторых, ваша основная задача — дать понять, что вы всегда готовы поддержать его: без настойчивости и навязчивости предлагайте иногда куда-нибудь вместе сходить, встретиться в кафе, поговорить по телефону. В-третьих, не надо усиленно отвлекать человека от мыслей об умершем близком — совершенно нормально, если ему хочется обсуждать случившееся и вспоминать любимого человека. Наконец, в-четвертых, если вы видите, что с ходом времени он всё больше погружается в отчаяние и печаль, стоит предложить ему обратиться психологу: главное — делать это мягко и без лишнего давления.

Как пережить смерть близкого человека

В мире всему положено начало и определено окончание. Человеческая жизнь не составляет исключения. Людской век недолог. Наступает момент, приходится искать ответ на вопрос: как пережить смерть близкого человека? Чувство горькой утраты терзает душу, тем не менее, существование продолжается. Нельзя постоянно жить прошлым, предаваясь мучениям. Требуется идти вперёд, преодолевая тяжёлые потери, трудности, находить волю, мужество продолжать жизненный путь.

Как смириться со смертью близкого человека

К большому сожалению, приходится признать: живём мы значительно больше материальной жизнью, нежели духовной. Хотелось бы совсем по-другому. Наступит момент – придётся всё отдать. Александр Македонский завоевал полмира, а лежал в гробу с пустыми руками. Как бы говоря: «Ухожу, не взяв ничего».

Как пережить смерть близкого человека

Люди по-разному переносят горечь тяжёлой утраты. Некоторые считают это естественным явлением и спокойно идут дальше, не терзая себе душу. Другим пережить смерть близкого человека помогает вера. Надежда на вечную жизнь в другом мире, чудо воскрешения и осознание всемирной справедливости. Атеисты находят утешение завершением мук и страданий. Они находят смысл жизни умершего в наследии трудов человека.

Универсального, готового способа пережить потерю не существует. Всё строго индивидуально. Чтобы пережить смерть близкого человека, требуется время. Месяцы, иногда годы. Боль души то накатывает, то временно отступает. Это естественно. Полностью боль не уйдёт. Периодически: в дни поминовений, годовщин рождения, смерти ушедшего, – она будет возвращаться.

Есть ряд этапов прохождения тяжёлой утраты:

  • Переговоры. Тяжёлая, неизлечимая болезнь одолевает дорогого родственника. А мы не можем ничем помочь. Усилия врачей, поиск чудодейственного лекарства оказываются бесплодными. Смерть готовит очередную жертву. Нередко в таких случаях родные, близкие безнадёжного больного пытаются пойти на какую-то сделку с судьбой. Обещая взамен стать лучше, принести искупительную жертву своим поведением. Они готовы взять боль и страдания на себя. Для постороннего это может выглядеть несколько наивным отголоском каких-то древних суеверий, обрядов. Хотя и бывают возможные временные улучшения состояния больного, это – наивная иллюзия. Самообман. Ложная несбыточная надежда. С ней придётся расстаться.
  • Шок. Ничего удивительного – включаются защитные силы организма. Индивидуум на время отключается, пропадает элементарная чувственность. Всё происходящее видится со стороны. Человек думает, что происходящее не имеет к нему отношения, и несколько отстраняется от происходящих событий. Процедура похорон, погребения покойного, важность соблюдения обрядов и традиций призваны отвлечь от боли и страданий. Вывести родственников покойного из состояния эмоционального ступора.
  • Наступает второй этап: обида и гнев. Лицо, утратившее близкого человека, может обижаться на кого угодно. Винить себя, близких, родственников, врачей, общество, Бога, умершего. Закономерное явление для людей, не понимающих простую истину, что нам не принадлежит абсолютно ничего. «Бог дал – Бог взял!», – утверждение понятное любому атеисту. Нет необходимости зацикливаться на этом трудном этапе. Наоборот, пусть он будет бурным, эмоциональным, грубым, жёстким, резким. Тем быстрее удастся пережить смерть близкого человека и перейти в последующую стадию.
  • Отчаяние. Душу заполняет горькая «пустота». Поток чувств, эмоций, переживаний, шедший от близкого, родного человека резко иссяк, заполнить его попросту нечем. Естественные желания уходят на второй план, переживающий потерю, живёт как бы «в тумане», ему хочется всё время лежать, что-либо делать он просто не способен. В такой момент очень нужна поддержка друзей и близких. Важно умение сопереживать, мягко и неназойливо вызвать собеседника, страдающего от тяжёлой утраты на откровенный разговор, возможно плач, слёзы. Надо дать возможность «раскрыть душу». Не сразу всё получится, но время лечит любые раны.
  • Смирение, принятие. Человек – существо разумное. Он, постепенно проходя этапы тяжёлой утраты, начинает принимать случившееся, как неизбежное и учится жить новой жизнью. Прошлого вернуть невозможно, надо уметь находить другие ценности, строить новые планы. Преодолевать боль, скорбь, траур. Нормально, если пройдёт год, и вы сможете пережить смерть близкого человека. Мужество, стойкость, умение переносить утраты помогут в этом.
  • Умиротворение. Проходит год, два. Может, и больше. Горечь и боль постепенно притупляются. Хорошо, если на смену им придут светлые спокойные чувства, осознание важности прошедшего жизненного пути безвременно ушедшего в иной мир. Важно, чтобы нашлись продолжатели дела покойного, последователи сумевшие подхватить его начинания. Человек живёт мечтой. Прекрасно, когда желания воплощаются, хотя бы после смерти самого мечтателя.
Читайте также:
Кулон "Сердце океана": описание и фото

Каждый способен перенести все тяготы судьбы и жить вполне достойно, счастливо. Иначе род человеческий давно бы угас. Это надо твёрдо знать и помнить! Наши предки проходили и не такие трудности, но сумели выжить, встать на ноги и всё преодолеть! Сможем и мы.

Советы психолога: как пережить утрату

Подчас пережить потерю близкого родственника бывает очень тяжело. Морально не готов современный член общества к трудному испытанию. Не научили, не умеет, не знает, как испить «свою чашу горя до дна» и всё вынести. А приходится, жизнь заставит. Вывод: необходимо готовиться заранее. Уметь понять, принять, отпустить. Сегодня нет социального института моральной поддержки человека, попавшего в беду, и мы вынуждены прибегать к услугам психологов, зная, что своими силами не справиться. Хотя, надо признать, что кое-какие усилия обществом предпринимаются. Но постфактум. Когда решение проблемы становится непосильным бременем для человека.

1

В подобных ситуациях психологи советуют идти общим путём, индивидуальными шагами:

  • Болит – болей. Изгнать боль утраты из глубин души не получится. Периодически она будет возвращаться вновь, постепенно утихая. Это нормально. Надо научиться жить, спокойно воспринимая тяжесть прошедшего. Душевные страдания помогут стать сильнее, выстоять, выдержать.
  • Переосмысление. Удар, нанесённый смертью, вырвавшей из привычного круга, заставляет глубоко задуматься о самой сути бытия. Надо быть откровеннее: это ждёт всех нас. Появляются вопросы: а что будет там, за чертой? Каков процесс умирания? Что происходит с теми, кто покинул наш мир?
  • Не нужно отгораживаться от раздумий. Они – обычные для зрелой личности. Мы существа мыслящие. Через обдумывание глубоких философских вопросов, жёстко поставленных перед нами жизнью, происходит духовный рост человека. Кто-то приходит к вере, кому-то потребуется прочитать ряд произведений философской и научной литературы. Это помогает спокойно пережить смерть близкого человека. Воспринять свершившееся как должное.
  • Общение. Разговоры. На определённом этапе возникает желание поделиться чувствами, мыслями, переживаниями. Это знак того, что терзающийся муками переживаний находится на правильном пути. Важно найти нужных собеседников, которые смогут понять. И не станут на путь противоречия, обесценивания утраты. Замечательно, если поддержку смогут оказать родственники или близкие. Роль их в такие моменты жизни поистине огромна и незаменима.
  • «Духовное расставание». Сколь долго бы не длилась боль и тяжесть, а отдать, отпустить надо. Как бы ни был дорог умерший, но есть предел. И лучше с этим не затягивать. Иначе, придётся тяжело душевно болеть и долго, трудно лечиться. Не каждому под силу. Нельзя всё время жить с глубокой болью в душе. Где-то нужно поставить точку. Попрощаться, простить, попросить прощения. Отпустить тяжелую боль. Нельзя терзать себя понапрасну.
  • Отдых. Тяжёлое бремя утраты делает нас уязвимей. Мы гораздо болезненнее переносим самые обычные неприятности и проблемы. Любая мелочь запросто может «выбить человека из жизненной колеи». Поэтому крайне необходим отдых, некоторое уединение, покой. Чтобы восстановить утраченные силы, пережить потерю, обрести желание жить дальше.

Советы батюшки: как принять уход родного человека

Простое сравнение мук и боли глубоко верующего и лица, чья душа пуста (просто пустой она не бывает, а значит, заполнена мирскими страстями, соблазнами) покажет высокую степень отчаяния последнего. Современная культура вычеркнула страшную тему смерти из жизненного, повседневного арсенала. Совершенно напрасно. Увы: опять приходится напоминать очевидную истину: так нельзя. Уход в загробный мир неотвратим, неизбежен.

Раньше художники, музыканты, писатели не избегали страшной темы. Наоборот, стремились понять, осознать, принять неотвратимость прекращения мирского бытия. Старались дать какую-то надежду, понимание вечности и тем самым берегли людей от жестоких душевных травм в моменты отчаяния и горя. Это помогало принять неизбежное и с мудрой и стойкостью пройти все этапы ухода близкого человека. Глубокие духовные знания – надёжный щит в тяжёлое время.

Случись в доме беда, и мы идём в храм, к Богу, просить милости, покровительства небесных сил. Хотим, чтобы Всевышний за нас заступился, помог, отвёл муки и страдания, сделал, чтобы было легче пережить смерть близкого человека. Наивно полагая, что одномоментным актом, сможем изменить действующий миропорядок. Одного такого деяния мало. Хотя, если данное движение души станет первым шагом на пути к глубокой и всеобъемлющей вере, мировоззрение изменится. Дорога к новому пониманию вещей, нахождению иных – вечных ценностей, будет открыта.

Сегодняшняя наука делает робкие попытки изучения предсмертного и пост смертного опыта. Выходят книги, проводятся опыты. Достижения медицины позволяют выводить человека из состояния клинической смерти. Производится неоднократное взвешивание тела в процессе биологической смерти. Учёные граммами пытаются измерить душу. Гипотезы, сомнения, опровержения не рассеивают сомнения, оставляют нерешёнными извечные проблемы. Человеку хочется совсем иного: простой, глубокой, всё объясняющей веры.

Он начинает открывать душу Богу. Ищет и постепенно находит ответы на возникшие вопросы.

  • Пережить смерть близкого человека, прежде всего, помогает осознание того, что мы не являемся собственниками окружающей действительности. Она не наша. Мы тут временные гости. Всё придётся отдать. Необходимо научится спокойно расставаться, выработать навыки правильного отношения к утрате.
  • Человек – не железная скала и имеет право на чувства. Иногда, невыносимо тяжёлые. Если необходимо плакать, рыдать, выть, биться в истерике, ломать, разбивать, крушить (до определённых пределов конечно), то не надо ему мешать. Святое жизненное право всякого, произведённого на свет отцом и матерью – страдать, мучиться, переживать боль. Это нужно обязательно пройти, чтобы затем стать значительно сильнее и спокойнее. Необходимые ритуалы траура существовали в любой культуре. Наше общественная среда – не исключение.
  • Бесконечная скорбь и отчаяние – великий грех. Как и самоубийство. Бог подарил человеку жизнь, чтобы пройти череду трудных, тяжёлых испытаний, и обрести истинную Веру. По-другому не получится. Не стоит оглядываться на ложную мораль и искать чужих рецептов. По жизни человек идёт своим путём, данной лично ему дорогой. Но и оглянуться на других не помешает. Они тоже прошли через такое, значит и нам это по силам.
  • Для верующего человека существует загробная жизнь, чудо воскрешения. «Бог не есть Бог мёртвых, но живых». Само понятие смерти в православии лишь временный процесс перехода в лучший мир. Лучший! Тогда зачем горевать? Там всё по-другому, несравненно лучше. Впрочем, подобную участь требуется заслужить праведной жизнью.
  • Нередко, скорбящего человека утешает мысль, что безвременно ушедший родственник или близкий, всё видит и хочет нам счастья. Ему неприятно видеть нас в безутешном горе. Придёт время: все мы встретимся и воскреснем в Боге.
  • И в завершении коварный вопрос: «Представьте себе, что мы имели бы вечную жизнь на Земле? Не погрязли бы люди в грехе? Не отдали бы души Дьяволу?». Человек слаб. Однажды он преступил промысел Божий. В результате получил смерть, как муку и искупление. Но Бог милостив. Он сына Иисуса Христа на распятие отдал, открывая путь людям. Прямая дорога к счастью есть. Она трудна, но праведна. Обмануть, схитрить не удастся.
Читайте также:
Кудрявое настроение: как сделать волосы волнистыми без вреда от утюжка

Как отпустить боль, оставив светлую память

Смерть, вырвав из привычного жизненного круга, дорогого человека «выбивает из колеи», жёстко ломает устоявшийся уклад, и заставляет посмотреть на жизнь по-новому. Люди по-разному переносят потерю. Некоторые спокойно и быстро адаптируются и входят в привычный лад, другие долго страдают и мучаются.

2

Муж сожалеет о том, что не успел сделать достаточно много добра своей жене, беспомощные дети теряют всякую жизненную опору и не представляют, как будут жить дальше. Случается, они доходят до тяжёлых психических страданий и физических мучений.

Не могут просто отпустить от себя умершего. Цепляются, как «утопающий за соломинку». Очевидно, сказывается моральная инфантильность, не умение терять и смиряться с утратами. А ведь жизнь – отнюдь не всегда приобретение и накопление. Часто мы это забываем. Более того: не хотим даже мысли допускать о потерях. Потому что не видеть неприятности, закрывать на них глаза существенно проще, чем уметь мудро, спокойно пережить их.

Разгневанный человек в момент безмерной утраты бросает упрёки близким ему людям, обществу, Богу. Он никак не может смириться и пережить потерю. Не хочет знать пути другого. Безмерный эгоизм застилает глаза.

Умершего человека назад не вернёшь. Рождение, жизнь и смерть – звенья одной цепи. И мы обязаны понимать: кто-то родился, значит, он непременно и обязательно…. Мы лишь временные гости в этом мире. И настоящее наше место там – за чертой бытия. Тут человек пребывает век, а там ВЕЧНО! Стоит лишь чуточку задуматься о таких вещах, как всё становится ясно и понятно.

Жизнь на Земле дана для того, чтобы созреть для другого мира. Взглянем на самые обычные плоды, которые мы поглощаем ежедневно. Они рождаются, развиваются, растут, чтобы отдать себя для продолжения другой жизни. Чем же мы – люди, возомнившие себя вершиной природного совершенства, лучше? Мы – «якобы совершенные» не можем принять естественного хода времени, всё создающего и поглощающего?

Удивительно, как сильно человек тянется к смерти, упорно не хочет жить. Это объяснимо: жизнь трудна, подчас невероятно тяжела, мучительна. Особенно, если происходят какие-либо необратимые изменения, к принятию которых индивид совершенно не готов. Не может он смириться и пережить смерть близкого человека. «Бьётся и бьётся бедняга о невидимую стену». А надо-то лишь «разжать стиснутые руки» и отдать того, кто тебе не принадлежит. Взамен обязательно придёт новое, ценное и дорогое.

Маленькая ремарка. Представим невероятно жадного субъекта, набившего сундук золотом. Ему предоставили возможность, заполнить сундук более дорогими бриллиантами. Но взамен, необходимо отдать золото. Выбора нет, иначе золото просто «сгорит», попутно сжигая владельца. Не смог он отдать. Вывод: стоит ли уподобляться такому субъекту? (Конечно, любое сравнение «хромает», но кто захочет – поймёт.)

Необходимо стать более зрелым, а значит всё понимающим, человеком. Человек просто обязан каждый день духовно расти. Накапливать силу духа, увеличивать её степень. И тогда в трудный момент испытаний не придётся надрывать себя, переламывать всё мировоззрение, «рвать себя на части» бесконечно и бесплодно страдая. Это ровным счётом абсолютно ничего не изменит. Придёт время, когда сам страждущий, пройдя через муки, станет духовно сильнее. Совет: надо готовиться заранее. Иначе, тяжёлых, разрушающий ум и чувства переживаний не избежать.

Общих рекомендаций по оптимальному способу пережить потерю не существует. В каждом конкретном случае обязательно будут свои решения, действия, события. Не стоит особо ориентироваться на чужой опыт. Но кое-какие рамки всё-таки существуют. Всем известные сорок дней, полгода, максимум год – вполне достаточное время, чтобы пережить смерть близкого человека и вернуться к нормальной жизни. Рекомендуется сделать что-то для усопшего. Для верующего это будут молитвы, поминальные записки и так далее. Для атеиста – возможно продолжение жизненного дела безвременно ушедшего. Неплохо поставить памятник на могиле, написать о дорогом для всех близких друзей лице, приятные воспоминания. Светлая память – прекрасное чувство. Но если боль затягивается, наступает глубокая депрессия, то необходимо принимать срочные меры. Одна из них – помощь специалистов-психологов.

Когда стоит обратиться за помощью

В любое время. Мы не ведём речь о решении чисто материальных, бытовых, организационных трудностей в плане похорон и создания приемлемых условий жизни для лиц, потерявших кормильцев. Надеясь, на помощь общественных институтов, близких и родственников.

Речь идёт о помощи тем, кто не в состоянии преодолеть утрату и нуждается в психологической поддержке. Не надо затягивать. Не стоит ждать, когда боль станет нестерпимой. Чем раньше нуждающийся обратиться за помощью, тем проще будет её оказать.

Человека глубоко замкнувшегося в себе трудно вытащить из удручённого состояния. Гораздо проще не давать «падать в глубокую яму». В трудную минуту обязательно идите к людям. Только они смогут оказать помощь в трудную минуту. К родственникам, друзьям, близким, знакомым.

Если необходимо, то в церковь, или к психологам. Тут уж как повезёт. Нет чёткой уверенности, что вы сразу найдёте нужного утешителя. Человека, который поймёт, поможет, подскажет. Сумеет выслушать и понять. Но искать нужно. Обязательно и постоянно. Рассчитывать, что всё пройдёт безболезненно, без глубоких душевных травм, не приходиться. Далеко не всякий может справиться с болью утраты. А мы, окружающие, должны считать своим прямым долгом: оказать помощь, поддержать члена общества в трудную минуту. Придёт время – она понадобится и нам.

Как пережить смерть близкого человека

«Когда родители теряют сына или дочь, не вышедших из возраста цветущей юности, или любящий супруг теряет свою жену, или жена — мужа, находящегося в расцвете сил, все философии и религии в мире, в независимости от того, обещают они бессмертие или нет, не могут устранить воздействие этой жестокой трагедии на близких. »

Ламонт Корлисс

Сложно не согласиться с высказанной в эпиграфе мыслью философа, что ничто не устранит тяжелого воздействия такой трагедии, как потеря близкого человека. Но человеку, который переживает такое сильное потрясение, можно помочь.

Психолог Дж. Вильям Ворден выделил четыре основные задачи, которые необходимо выполнить скорбящему, чтобы вернуться к полноценной жизни:

  1. Признать утрату
  2. Пережить боль от потери
  3. Реорганизовать быт и окружение
  4. Выстроить новое отношение к умершему и продолжать жить

В отличие от стадий горя, которые выделялись раньше, формулировка этих задач подчеркивает активную и ответственную, а не пассивную и беспомощную роль горюющего. Горе — это не то, что происходит с нами само по себе, сменяя свои фазы. Мы привыкли относиться к негативным чувствам, как к ненужному балласту, от которого нужно как можно скорее избавиться. Переживание боли утраты — это необходимая часть пути, которая ведет к ее принятию. И это в первую очередь внутренняя работа самого горюющего.

Это не значит, что горюющий должен справляться с утратой, полагаясь исключительно на собственные силы. Присутствие людей, готовых поддержать горюющего и разделить с ним скорбь, равно как и его помощь другим в их скорби, значительно смягчает переживание утраты.

1. Признать утрату

Как смириться со смертью близкого человека? Чтобы пережить утрату, нужно признать, что она произошла. Первое время человек на автомате пытается установить контакт с усопшим — «видит» его среди людей в толпе, механически пытается до него дозвониться, закупает его любимые продукты в супермаркете.

Читайте также:
Как сделать улитку из волос : решение и для взрослых и для детей

При обычном раскладе данное поведение закономерно сменяется действиями, которые отрицают надуманную связь с умершим. Человек, который совершает действия, подобные отмеченным выше, в норме осекается и задумывается: «Зачем я это делаю, ведь его (ее) больше нет».

При всей кажущейся странности подобное поведение нормально в первые недели после потери. Если иррациональная надежда на возвращение умершего приобретает устойчивый характер — это признак, что человек сам с горем не справляется.

Дайте себе время свыкнуться с утратой.

2. Пережить боль утраты

Как принять смерть близкого человека? Необходимо пережить тяжелые чувства, чтобы не нести этот груз через всю жизнь. Если сразу не пережить боль, впоследствии возврат к этим переживаниям будет сложнее и мучительнее. Отсроченное переживание осложняется еще и тем, что потом горюющему будет сложнее получить сочувствие и поддержку окружающих, на которые он может рассчитывать непосредственно после утраты.

Иногда, несмотря на всю невыносимость боли и страданий, горюющий цепляется за них (чаще неосознанно), как за последнюю связь с умершим и возможность выразить ему свою любовь. Здесь работает следующая искажающая логика: перестать страдать — значит смириться, смириться — значит забыть, забыть — значит предать. Подобное иррациональное понимание любви к умершему не дает принять утрату.

Выполнение данной задачи нередко тормозят реакции других людей. При столкновении с негативными чувствами и сильной болью скорбящего у окружающих может появиться напряжение, которое они стараются снизить путем оказания не всегда корректной помощи:

  • переключают внимание («соберись, подумай о детях», «ты должна заботиться о маме»)
  • пытаются сразу занять чем-то горюющих, чтобы отвлечь от переживаний
  • запрещают говорить об умершем («не тревожьте его, он уже на небе»)
  • обесценивают уникальность происшедшего («все там будем», «не ты первый и не ты последний»)

Разрешите себе чувствовать боль и потерю, дайте волю слезам. Избегайте людей, которые мешают вам переживать утрату.

3. Реорганизовать быт и окружение

Вместе с близким человек теряет и определенный жизненный уклад. Умерший брал на себя обязанности, помогал в быту, ожидал определенного поведения от нас. Необходимо перестроить жизнь, чтобы заполнить пустоту. Для этого горюющему важно самому учиться делать то, что делал для него умерший, получать эту помощь от окружающих, а возможно, и продолжить его дело, если оно приходится по душе.

Как справиться со смертью близкого человека, если вы были связаны самым тесным образом? Если умерший всё делал по дому, выберите оптимальный вариант — нанять человека для уборки или научиться простейшим действиям самому. Если вы потеряли супругу и мать своих детей, возьмите организацию комфортного семейного быта на себя, попросите помочь родственников или наймите няню. Так же и мамы при потере супруга могут, например, освоить вождение и занять место мужа за рулем, чтобы возить детей на учебу и секции.

Это может прозвучать цинично, но иногда у потери близкого человека есть и плюсы. К примеру, зависящая от матери девушка сказала: «Мама умерла, и я начала жить. Она не позволяла мне стать взрослой, а теперь я могу строить жизнь, как хочется. Мне это нравится». Взрослый человек наконец-то начал распоряжаться своей жизнью. Согласитесь, что далеко не все «взрослые» могут этим похвастаться.

Хорошо, если освободившееся время будет занято тем, что удовлетворяет подлинные потребности горюющего, наполняет его жизнь радостью и смыслом. Это могут быть новые или забытые увлечения, общение с близкими или отдалившимися из-за утраты друзьями, поиск себя и своего места в новой жизни.

Важно перестроить жизнь и свой быт так, чтобы минимизировать ощущение возникшей пустоты.

4. Выстроить новое отношение к умершему и продолжать жить

Новое отношение к умершему не подразумевает его забвение, оно определяет для него место, заняв которое он оставит достаточно пространства для других. Это отражается в иллюстрации мысли Вильяма Вордена, описывающего письмо девочки, которая потеряла отца и написала матери из колледжа: «Есть другие люди, которых можно любить. Это не значит, что я люблю отца меньше».

Прежние отношения могут быть очень ценными, но они не должны препятствовать новым. Как помочь пережить смерть близкого человека: выстроить новое отношение — человек должен осознать, что смерть любимого не противоречит любви к другому мужчине или другой женщине, что можно чтить память друга, но при этом дружить с новыми людьми.

Отдельно стоит оговорить смерть ребенка. Нередко родители торопятся с решением родить нового ребенка, не успев в полной мере пережить и принять утрату прежнего. Подобное решение это не столько движение к новой жизни, сколько отрицание необратимости потери старой (неразрешенность первой задачи). Они неосознанно хотят заново родить умершего ребенка, вернуть все как было. Но только пережив утрату полностью, оплакав умершего и выровняв свое эмоциональное отношение к его смерти, стоит думать о новом ребенке. Иначе родители не смогут выстроить подлинные отношения с ним и будут бессознательно примерять на него идеализированный образ умершего. Понятно, что сравнение это будет не в пользу живого.

Пережить утрату — не значит забыть умершего.

Когда обратиться за помощью

При застревании на выполнении любой из описанных задач, при невозможности смириться с утратой и усвоить новый опыт, работа горя может приобрести патологический характер. Необходимо разграничивать нормальную работу горя от проявлений клинической депрессии, которая требует медицинского вмешательства и психологической помощи (в среднем ей подвержен каждый пятый горюющий). Среди симптомов серьезной депрессии, когда требуется помощь, принято выделять:

  • непрерывные раздумья о безнадежности сложившейся ситуации, отчаяние
  • навязчивые мысли о суициде или смерти
  • отрицание или искажение факта утраты
  • неконтролируемый или чрезмерный плач
  • заторможенные физические реакции и ответы
  • экстремальное снижение веса
  • постоянная неспособность выполнять элементарные бытовые задачи

Болезненность симптомов определяется не столько их содержанием, сколько длительностью, степенью выраженности и последствиями: насколько сильно они мешают человеку жить и способствуют развитию сопутствующих заболеваний. Поэтому неспециалисту порой затруднительно отличить нормальное течение горя от его патологической формы. Если есть подозрения, не откладывайте визит к психологу или врачу-психотерапевту.

«Я разрешила себе рыдать». Как научиться жить после потери близкого

Время после утраты для каждого течет по-разному. Время на проживание тоже требуется разное. Проживание само по себе не линейно. В какие-то дни горе не дает разогнуть спину, в какие-то жизнь снова напоминает тебе прежнюю, что была до. Бывают даже дни, полные счастьем. Горе очень важно проживать «правильно», но никто не может сказать, а какое это «правильно». Из чего оно состоит?

Много лет я жила беззаботной жизнью, шутила, что моя душа выбрала в этот раз воплощение, чтобы прийти сюда на каникулы. У меня были любящие родители, благоприятные обстоятельства, интересные занятия, хорошие друзья и возможность самореализации — многое давалось легко. Потом, лет в 35 резко пришлось повзрослеть.

Одного за другим жизнь начала забирать близких. Сначала ушла тетя. Через два месяца — отец. Потом еще одна тетя. Не стало кошки, которая была членом семьи и прожила со мной 14 лет. Еще через год мамы. И через год, в этом августе, когда я была уверена, что темные времена наконец позади — новорожденного сына.

Все это было со мной, человеком, который когда-то не знал, куда себя деть, даже если смерть проходила где-то чуть вдалеке, по касательной. Когда я просто слышала, что кто-то знакомый потерял кого-то, кого он знал.

В этих утратах я научилась скорбеть. Не сразу.

Разрешить себе боль

Когда не стало папы, времени себя жалеть не было. Была другая страна за окном (родители жили в Германии, а я в Петербурге), была забота о маме, документы, переводы, организация дел.

Пока я была в Германии, мой небольшой бизнес в России стал то и дело садиться на мель. Потом мы ушли в минус. Еще несколько лет назад клиенты отказывались решать дела удаленно, и сделки не заключались. Месяца через 4, когда я вернулась в Россию, вытащила из оперативных минусов свое агентство и поняла, что больше, наконец, никого не надо спасать, мне стало больно. Уже за себя.

Читайте также:
Брюки зимы 2022 для женщин 50 лет: стильные идеи для самодостаточных женщин

Но я не разрешила себе эту боль. Мне показалось, что плакать уже поздно.

Что позади столько времени. Что плакать глупо и неуместно. Когда я видела где-то на улице мужчин папиного типажа, в горле вставал ком. Иногда по вечерам меня прорывало рыдать, но я боялась испугать своей эмоцией мужа.

— Расскажи мне про него, каким он был? Что самое яркое про него ты вспомнишь? — спросила меня про папу на деловой встрече в тренинговом центре психолог. Спросила, кажется, не ожидая ответов. И выдала пачку бумажных носовых платков.

Она же научила меня методу отложенного горевания. Отложенного не в том плане, как применяла его я, контейнируя в дальние углы сердца, а в том, как оставаться уместной, как давать себе ресурс и на дела, и на горе.

Для проживания горя, после самой первой и острой стадии, выделять себе четкое время, когда можно быть одной, дома и в безопасности. Ну или если и не одной, то там, где есть спокойное пространство хотя бы на 20 минут. Скажем, 21:00. И каждый раз, когда накатывает болью и слезами в другое время, говорить себе, что я дам им место и время, но попозже. Заключить с собой пакт. Не запрещать горевать.

Жить за себя и родителей

Что я делала и как себя чувствовала, когда не стало мамы, я точно не помню. Я не убивалась, но жизнь была словно в тумане. На следующий после смерти день, помню, я поехала в центр города, пила кофе, слушала музыку уличных исполнителей, смотрела на солнце, на июльские цветы, на ярких людей. Во мне было щемящее чувство остроты жизни и ощущение, что моя главная задача теперь — жить. Жить за себя и за родителей. А еще быть счастливой, потому что именно этого они бы хотели.

Что было заметно, так это то, что не было сил. Как будто мой внутренний аккумулятор стал слабее на 40%. Можно было сколько угодно спать, стараться правильно и вкусно себя кормить, водить в бассейн и на массаж, но от привычных усилий в момент приходила усталость.

Никак было не перестроиться в плане работы. Правда, тут на помощь пришла пандемия. Работа в агентстве снова почти стояла. Из-за снижения работоспособности я не могла нас куда-то выдернуть, резко спасти, отпустила половину команды, но тут в целом было непросто всем.

После папиной смерти, когда он мне снился, я все спрашивала его, как же так, ведь он умер? Когда умерла мама, почти во всех моих снах она снова была живой. Эти сны мне снятся и по сей день, хотя прошло больше года. В некоторых снах она снова болеет. В других просто почему-то должна уйти в место без связи через пару часов. Скорбь по ней тоже перешла в моем случае в действия, потому что нужно было разбирать ту квартиру, где они с папой прожили почти 18 лет.

Как снится мне мама, так снятся и бесконечные кладовки, чемоданы, шкафы. Я все разбираю и разбираю их в той квартире.

Мне кажется, в этом кроется какое-то медленное отпускание родителей из моей жизни.

Грусть по маме похожа на нее саму. Она бережна ко мне. Как ни странно, ужас от невозможности попасть из-за ковида в Германию, когда мы узнали о том, что маме остались годы, месяцы или даже недели, был сильней той боли, какой-то очень светлой, когда мама ушла. Я часто думаю, что давно не звонила ей. Продолжаю загадывать, чтобы она не болела, когда вижу совпадение цифр на часах. Не перестроиться, что ее уже нет.

Время от времени, когда накатывает осознание, что ее не вернуть, на глаза наворачиваются слезы, но в этот момент я словно чувствую ее рядом, как будто она обнимает.

Тем летом, когда ее не стало, я пару месяцев жила одна в той квартире и плакать себе разрешала. Не боялась никого напугать. Поэтому горе проживалось иначе. Наверное, правильней.

Рыдать, чтобы не разорвало в клочья

Когда на четвертый день после родов я проснулась и стала мамой без малыша, там, у стен реанимации, я взвыла в голос. День за днем я разрешала себе рыдать. Мне казалось, что если это горе я оставлю в себе, то оно разорвет меня в клочья. Рыдать мужу, психологу, рыдать при враче, при друзьях. Я вдруг отпустила свое «а что подумают» — насколько смогла.

Важным советом в одной из книг или статей для меня стала идея признать себя пострадавшей, вместо того, чтобы держать себя молодцом или себя же винить.

Впервые в жизни я смогла войти в острое горе, не пытаясь быть сдержанной, дала себе право быть в нем столько, сколько оно будет просить, и через пару недель поняла, что смогла улыбнуться.

Тогда же или чуть раньше я начала писать. Писать про свою историю, про свои дни, про мысли и про надежды. Это горе стало горем созидательным. Стадия проживания гнева вылилась в злость на то, как бывает, на то, что не принято говорить об утратах, на то, как табуированность темы смерти заставляет людей молчать, а горе разрушает их изнутри. Мне захотелось изменить эту ситуацию.

Дать себе время

Своими примерами я хочу рассказать, что горе бывает разным. Нет «правильного» или «неправильного» пути. Кто-то горюет месяц и снова возвращается в жизнь. Кто-то горюет годами.

Психологи говорят, что первичная адаптация к утрате длится год. После начинается интеграция обратно в окружающий мир, возвращается интерес к жизни. Для полного восстановления потребуется три года. За это время возвращается прежний запас энергии, выстраиваются заново жизненные ценности, затягивается «дыра» в душе. У отдельных людей эта стадия может быть и до пяти лет.

Первый год кого-то уносит в эмоциональную тьму, а у кого-то кончаются силы.

Если горе случилось с вами, дайте себе время. Много времени. Дайте себе годы, в которые важно быть бережными к себе, в которые будет совсем нормально, если у вас вдруг мало сил, если вдруг хочется плакать.

Заботьтесь о своем теле. Не бойтесь обратиться к психологам, особенно к тем, кто умеет работать с утратой. Вы никому не должны — ни быть в форме через месяц или даже год, ни постоянно рыдать. Чужие ожидания происходят тоже от незнания, неумения, непонимания.

Как помочь близкому, у которого случилось горе

Если горе случилось с вашими близкими, будьте рядом с ними. Не бойтесь плакать с ними вместе. Спросите, хотят ли они поговорить о том, кого потеряли. Дайте им возможность выговориться, чтобы они не чувствовали себя в изоляции. Именно изоляция стопорит горе, человек застревает в нем, в своих эмоциях. Не дает себе на них права.

Многие избегают темы разговоров об усопшем, словно боятся ранить горюющих, но обычно горюющим, наоборот, важно поговорить о тех, кого уже нет. Это помогает открывать чувства, освободить слезы или радость, помогает признать, что они важны для нас, что они были, что они оставили след в жизни. Их нельзя отменить.

Если ваш близкий закрывается, избегает общения, то тогда, скорее всего, ему действительно хочется побыть одному. Но важно помнить, что многим сложно просить о помощи.

Читайте также:
Pupa Luminys Baked Face Powder : чем отличается матирующая от обычной – номера оттенков и отзывы

Если вы хотите позаботиться о близком, спросите его напрямую, можно ли к нему приехать. Предложите конкретную помощь. Фразы «обращайся, если что-то нужно» или «могу ли я тебе чем-то помочь» звучат скорее как проявление вежливости. Требуется большая близость, чтобы обратиться к тем, кто предлагает такое.

Если вы хотите быть действительно полезны человеку, предложите что-то конкретное. «Хочешь, я тебе привезу вкусных домашних котлет?» «Скажи, ты не будешь против, если я тебе закажу фруктов? Каких ты бы хотел?» «Давай я свожу тебя в поликлинику, когда тебе назначено?»

Не торопить людей в проживании горя

В принципе, советов, как поддержать близкого, у которого случилось горе, довольно много в сети и в книгах. Многие уже не раз читали и про стадии горевания, и про то, что они не всегда идут подряд, и могут несколько раз сменять одна другую, и могут быть неравномерны по длительности. То есть информация, чтобы быть «подкованными» в первые моменты, у нас есть. Как правило, сложность возникает чуть позже. И прямо сейчас мы с этим столкнулись сами.

Где-то через 2-3 недели, когда близкие увидели, что мы стали устойчивей, они переключились на свои дела.

И это нормально, у всех своя жизнь, мы не казались больше теми, с кем постоянно надо сидеть, держа за руку. Но они сделали так много для нас, что было очень сложно снова попросить о помощи и внимании.

Если взять весь мой опыт проживания утрат самых близких людей, я бы собрала следующие ловушки, связанные с примерными временными рамками, в которых может оказаться горюющий:

  1. Вторая-третья неделя. После 9 дней. Когда близкие снова возвращаются к работе и другим привычным делам. Все еще требуется поддержка, все еще мало сил и много эмоций. При этом нужно как-то улаживать бытовые дела, делать еду, включаться в рабочие процессы.
  2. Спустя полтора-два месяца. После 40 дней. Это тот срок, когда человек должен вернуться ко всем своим обязательствам, выполнять рабочие задачи, убираться дома, заниматься детьми, хозяйством. Даже если еще не хватает ресурса.
  3. 3-6 месяцев. Трагедия позади почти для всего окружения. Жизнь идет дальше. Плакать и переживать кажется все менее уместным. Но чем больше человек пытается держать лицо, тем больше он себя загоняет в ловушку, в которой горе толком не проживается, застревает. Для него боль, как правило, слишком сильная, чтобы о ней забыть, но не такая острая, чтобы разрешать себе ее выплескивать в мир.

Если трагедия утраты близкого человека коснулась вашего близкого, человека, который вам действительно дорог, то постарайтесь первый год быть ближе, чаще спрашивать, как дела, предлагать встретиться и посидеть вместе, чем-то помочь. Поощряйте его разговоры об ушедшем, говорите о смыслах жизни и смерти, дайте понять, что его эмоции, какими бы они ни были, горестными или счастливыми — совершенно нормальны.

Как пережить потерю близкого и как можно в этом помочь

Смерть близкого человека — тяжелое испытание. Как пережить боль, что такое патологические реакции на горе и чем может помочь специалист, рассказывает член образовательного комитета Международного общества психосоциальной онкологии, руководитель клиники психиатрии и психотерапии Европейского медицинского центра (EMC) Наталья Ривкина

Наталья Ривкина Фото: пресс-служба

От шока до отчаяния: как мы принимаем смерть близких

Существует несколько этапов, которые проходит каждый человек, переживающий утрату. Это шок, гнев, отчаяние и принятие. Как правило, эти этапы занимают год. Не случайно в старинных традициях столько же длился и траур по умершему. Эти переживания индивидуальны и зависят от степени близости с умершим человеком, от того, в каких обстоятельствах он ушел из жизни. На каждом этапе могут быть переживания, которые кажутся людям ненормальными. Например, они слышат голос умершего человека или чувствуют его присутствие. Они могут вспоминать ушедшего, видеть сны о нем, могут даже испытывать гнев на умершего или, наоборот, не испытывать никаких эмоций. Эти состояния естественны и обусловлены функционированием головного мозга. Но важно знать, что на каждом из этапов могут возникать патологические реакции на стресс.

Считается, что самое тяжелое время следует сразу после потери. Это не совсем так. В момент, когда мы теряем близкого человека, включаются биологические защитные механизмы. Нам может казаться, что случившееся нереально или мы как будто наблюдаем за событиями со стороны. Многие пациенты говорят, что в этот момент ничего не чувствуют. Такое состояние может длиться от нескольких часов до нескольких дней.

Иногда, в случае неожиданной смерти любимого человека, состояние шока может продолжаться годами. Мы называем это отсроченной реакцией на стресс. Такое состояние требует специализированной поддержки. В прошлые века для «профилактики» таких состояний привлекались плакальщицы. Их задачей было вызвать слезы близких и тем самым помочь им преодолеть состояние эмоциональной невключенности.

Согласно современным протоколам, при остром состоянии горя не рекомендуется использовать транквилизаторы, которые убирают эмоциональные реакции. Нередко, чтобы облегчить состояние, близкие дают феназепам или реланиум. Но как бы ни было эмоционально тяжело, человек должен пройти через боль и горе. Если мы отключим эмоции, сильно повышается риск тяжелых отсроченных реакций на стресс в будущем.

Люди, столкнувшиеся с утратой, могут испытывать гнев на обстоятельства, на врачей, на себя. Но самый тяжелый гнев — это гнев на человека, который умер. Люди понимают, что это нерациональный гнев, более того, они считают его ненормальным. Важно понимать, что каждый вправе злиться на человека, который ушел. Этот гнев может стать настоящим испытанием для того, кто одновременно чувствует большую любовь и злость, например на то, что близкий отказывался идти к врачу или не хотел проходить обследования. Особенно это касается детей. Все маленькие дети испытывают сильный гнев на умершего родителя. Даже если они его видели больным или знали, что он умирает.

Многие люди, потеряв близкого человека, испытывают чувство вины. Это тяжелое испытание, поэтому во многих клиниках мира существует психотерапия прощением (forgiveness therapy). Ее цель в том, чтобы у умирающего человека и у его близких была возможность сказать «прости» за все обиды, сказать друг другу слова благодарности, слова любви. Люди после такой терапии не испытывают чувства вины, которая для многих становится неискупимой, потому что у них уже нет возможности сказать человеку, который ушел, важные слова и быть услышанными.

Принято считать, что первые дни после смерти близкого самые тяжелые, однако наиболее эмоционально сложное время наступает на этапе отчаяния, когда люди в полной мере осознают необратимость потери. Обычно это происходит через 3–4 месяца после смерти. В это время люди могут ощущать тревогу, могут настойчиво возвращаться в воспоминаниях к человеку, который умер, им может казаться, что они видели его на улице, слышали его голос. Это время, когда человек уже не получает ту поддержку, которую он получал в первые дни после потери. Он остается с болью один на один. Это важно знать не только человеку, переживающему утрату, но и его родным и близким, потому что иногда на этом этапе требуется дополнительная поддержка специалиста. После отчаяния наступает период, когда мы можем полностью принять случившееся и начать двигаться дальше.

Есть факторы, которые способствуют развитию патологических реакций, когда у людей через год или два развиваются постстрессовые состояния , вплоть до посттравматического стрессового расстройства. Дети и люди пожилого возраста наиболее подвержены развитию отсроченных постстрессовых состояний.

К дополнительным факторам относятся неожиданность смерти, смерть любимого человека в молодом возрасте, неразрешенный тяжелый конфликт в отношениях с умершим, невозможность попрощаться с ним. Людей преследуют навязчивые воспоминания о случившемся, их мучают кошмары, появляются симптомы депрессии. Часто пациенты тяжело переживают, когда в семье запрещают вспоминать умершего человека, обсуждать то, что случилось, убирают все фотографии. Семье кажется, что таким образом легче пройти через горе.

Читайте также:
Личная жизнь Джерарда Батлера - биография, фото, жена, дети

Наталья Ривкина Фото: пресс-служба

Как рассказать ребенку о смерти и помочь пережить горе

Многие взрослые, желая защитить ребенка, скрывают травмирующую информацию. Но это неверно. В своей работе я часто сталкиваюсь с маленькими пациентами, которые годами не знали о смерти кого-то из родителей. К сожалению, именно эти дети находятся в группе риска развития тяжелых реакций на стресс. Важно, чтобы ребенок знал, что семья проходит через тяжелое испытание. Но также важно, чтобы родители получали поддержку специалистов, потому что они боятся ранить детей эмоциями, не знают, как правильно начать разговор, какими словами объяснить потерю. Важно обсудить со специалистом, как правильно говорить на трудные темы. Информацию должны сообщать близкие люди, которых он знает и любит. Часто детей не берут на похороны. Когда в семье кто-то умирает, ребенка увозят на время к родственникам. Важно, чтобы ребенок мог увидеть близкого человека умершим, иначе он может долго не верить в то, что произошло, и ему будет сложно помочь. Мы работаем с детьми и семьями, в которых есть пациенты на этапе паллиативной помощи, мы помогаем им подготовиться к смерти близкого человека.

Не стоит ждать от ребенка правильной реакции. Иногда ребенок, которому сообщают о смерти близкого человека, кивает и бежит дальше, как будто ничего не произошло. У многих взрослых это вызывает недоумение. На самом деле ребенок берет тайм-аут, ему нужно время, чтобы справиться с информацией и эмоциями. Работает защитный механизм, который оберегает детскую психику. Важно не одергивать детей, не ругать, не заставлять вести себя тихо или так, как принято в доме во время траура.

Многие взрослые стараются сдерживать эмоции, не делятся болью. Дети в таких семьях остро чувствуют одиночество и отсутствие поддержки, им кажется, что их отвергают. Ребенок начинает искать причины и находит их в себе. Не зная, как поступить, он начинает плохо себя вести, чтобы привлечь родительское внимание. Не стоит забывать, что ребенок воспринимает смерть родителя как предательство. Дети часто испытывают иррациональный гнев, а потом переживают чувство вины. Они считают, что их лишили поддержки и любви. На этом этапе детям и подросткам требуется профессиональная помощь.

Как понять, что близкому человеку нужна помощь

При развитии патологической реакции на горе важно, чтобы люди получали профессиональную поддержку. В таких состояниях человек становится отстраненным, раздражительным, безразличным, теряет интерес к тому, что для него было важно. Если это продолжается в течение нескольких месяцев, имеет смысл обратиться за помощью. При отсутствии поддержки у детей могут начаться проблемы с учебой, возможны и соматические симптомы: боли в животе, тошнота.

Мы все горюем по-разному, и нам нужна разная поддержка. Кому-то нужно, чтобы его обняли, кто-то хочет побыть в одиночестве. Большинство разводов в семьях, которые прошли через потери, связаны с тем, что люди просто не знали, как друг друга поддержать. Наша работа заключается в том, чтобы научить правильной поддержке. Терапия горя и потери — это отдельная область психотерапии. В нашей клинике есть врачи, которые специализируются на работе с такими пациентами. Здесь много нюансов, связанных с безопасностью пациентов, чтобы они не пережили повторную травматизацию, вспоминая случившееся.

Потеря близкого человека зачастую лишает людей смысла жизни, целей, жизненных ориентиров. Задача психотерапии в том, чтобы человек, пережив травмирующие события, смог жить дальше полноценной жизнью, наполненной смыслом и радостью. Если семья теряет близкого, приходится менять структуру семьи, иногда и образ жизни. Например, если речь идет о потере человека, который зарабатывал деньги или решал вопросы воспитания детей. Всей семье приходится пройти через переустройство жизни, и здесь психотерапевтическая поддержка бывает очень важна.

Иногда мы горюем, потому что должны горевать ради человека, который умер. Потому что будет странно, если мы продолжаем счастливо жить, когда не стало дорогого и любимого человека. Однако наши близкие, умирая, точно хотели бы, чтобы мы продолжали жить и радовались жизни. Поэтому то, что мы возвращаемся к жизни, пережив горе, и идем дальше, — это наше посвящение человеку, который умер.

Многие люди боятся забыть умершего: они часто ездят на кладбище, возвращаются мыслями к ушедшему человеку, хранят дома все его вещи из страха, что в памяти не останется его черт, голоса, того, что с ним связано. Память — это то, что навсегда остается в нашем сердце. Это то, что наши любимые люди дали нам, когда мы были вместе. Наши знания, опыт, приобретенный совместно, привычки, интересы, цели. Это та память об умершем, которая записана внутри нас и навсегда остается с нами.

Как пережить смерть близкого человека?

Николай Чехов. Молодая вдова на могиле мужа

Николай Чехов. Молодая вдова на могиле мужа

Лишь в редчайших случаях человек заранее готов к смерти близкого. Гораздо чаще горе настигает нас неожиданно. Что делать? Как реагировать? Рассказывает Михаил Хасьминский, руководитель православного Центра кризисной психологии при храме Воскресения Христова на Семеновской (г. Москва).

Через что мы проходим, переживая горе?

Когда умирает близкий человек, мы ощущаем, что связь с ним рвется — и это доставляет нам сильнейшую боль. Болит не голова, не рука, не печень, болит душа. И невозможно ничего сделать, чтобы эта боль раз — и прекратилась.

Часто скорбящий человек приходит ко мне на консультацию и говорит: «Уже две недели прошло, а я никак не могу прийти в себя». Но разве можно прийти в себя за две недели? Ведь после тяжелой операции мы не говорим: «Доктор, я уже десять минут лежу, и ничего еще не зажило». Мы понимаем: пройдет три дня, врач посмотрит, потом снимет швы, рана начнет заживать; но могут возникнуть осложнения, и какие-то этапы придется проходить снова. На все это может уйти несколько месяцев. А здесь речь не о телесной травме — а о душевной, чтобы ее излечить, обычно требуется около года или двух. И в этом процессе есть несколько последовательных стадий, перепрыгнуть через которые невозможно.

Какие это стадии? Первое — шок и отрицание, затем гнев и обида, торг, депрессия и, наконец, принятие (хотя важно понимать, что любое обозначение стадий — условное, и что у этих этапов нет четких границ). Некоторые проходят их гармонично и без задержек. Чаще всего это люди крепкой веры, у которых есть ясные ответы на вопросы, что такое смерть и что будет после нее. Вера помогает правильно пройти эти этапы, пережить их один за другим — и в итоге войти в стадию принятия.

А вот когда веры нет, смерть близкого человека может стать незаживающей раной. Например, человек может на протяжении полугода отрицать утрату, говорить: «Нет, я не верю, этого не могло случиться». Или «застрять» на гневе, который может быть направлен на врачей, которые «не спасли», на родственников, на Бога. Гнев может быть направлен и на самого себя и продуцировать чувство вины: я недолюбил, недосказал, не остановил вовремя — я негодяй, я виновен в его смерти. Таким чувством подолгу мучаются многие люди.

Однако, как правило, достаточно нескольких вопросов, чтобы человек разобрался со своим чувством вины. «Разве вы хотели смерти этого человека?» — «Нет, не хотел». — «В чем же тогда вы виновны?» — «Это я послал его в магазин, а если бы он туда не пошел, то не попал бы под машину». — «Хорошо, а если бы вам явился ангел и сказал: если ты пошлешь его в магазин, то этот человек умрет, как бы вы тогда себя повели?» — «Конечно, я бы тогда никуда его не послал». — «В чем же ваша вина? В том, что вы не знали будущего? В том, что вам не явился ангел? Но при чем тут вы?»

Читайте также:
Как рассчитать пол ребенка до зачатия?

У некоторых людей сильнейшее чувство вины может возникнуть и просто из-за того, что прохождение упомянутых этапов у них затягивается. Друзья и коллеги не понимают, почему он так долго ходит мрачный, неразговорчивый. Ему и самому от этого неловко, но он ничего с собой сделать не может.

А у кого-то, наоборот, эти этапы могут буквально «пролететь», но спустя время травма, которую они не прожили, всплывает, и тогда, возможно, даже переживание смерти домашнего животного дастся такому человеку с большим трудом.

Ни одно горе не обходится без боли. Но одно дело, когда при этом ты веришь в Бога, и совсем другое, когда ни во что не веришь: тут одна травма может накладываться на другую — и так до бесконечности.

Поэтому мой совет людям, которые, предпочитают жить сегодняшним днем и откладывают главные жизненные вопросы на завтра: не ждите, когда они свалятся на вас, как снег на голову. Разберитесь с ними (и с самими собой) здесь и сейчас, ищите Бога — этот поиск поможет вам в момент расставания с близким человеком.

И еще: если чувствуете, что не справляетесь с потерей самостоятельно, если уже полтора-два года нет динамики в проживании горя, если есть чувство вины, или хроническая депрессия, или агрессия, обязательно обратитесь к специалисту — психологу, психотерапевту.

Не думать о смерти — это путь к неврозу

Николай Ярошенко. Похороны первенца. 1893

Николай Ярошенко. Похороны первенца. 1893

Недавно я анализировал, как много картин знаменитых художников посвящено теме смерти. Раньше художники брались за изображение горя, скорби именно потому, что смерть была вписана в культурный контекст. В современной культуре нет места смерти. О ней не говорят, потому что «это травмирует». В действительности же травмирует как раз обратное: отсутствие этой темы в поле нашего зрения.

Если в разговоре человек упоминает, что у него кто-то погиб, то ему отвечают: «Ой, извини. Наверное, тебе не хочется об этом говорить». А может быть, как раз наоборот, хочется! Хочется вспомнить об умершем, хочется сочувствия! Но от него в этот момент отстраняются, пытаются сменить тему, боясь огорчить, задеть. У молодой женщины умер муж, а близкие говорят: «Ну, не переживай, ты красивая, ты еще выйдешь замуж». Или сбегают как от чумной. Почему? Потому что сами боятся думать о смерти. Потому что не знают, что говорить. Потому что нет никаких навыков соболезнования.

Вот в чем главная проблема: современный человек боится думать и говорить о смерти. У него нет этого опыта, ему его не передали родители, а тем — их родители и бабушки, жившие в годы государственного атеизма. Потому сегодня многие не справляются с переживанием потери самостоятельно и нуждаются в профессиональной помощи. Например, бывает, что человек сидит прямо на могиле матери или даже там ночует. От чего возникает эта фрустрация? От непонимания, что произошло и что делать дальше. А на это наслаиваются всевозможные суеверия, и возникают острые, иногда суицидальные проблемы. К тому же, рядом часто оказываются также переживающие горе дети, и взрослые своим неадекватным поведением могут нанести им непоправимую душевную травму.

Но ведь соболезнование — это «совместная болезнь». А зачем болеть чужой болью, если твоя цель – чтобы тебе было хорошо здесь и сейчас? Зачем думать о собственной смерти, не лучше ли отогнать эти мысли заботами, что-нибудь себе купить, вкусно поесть, хорошо выпить? Страх того, что будет после смерти, и нежелание об этом думать включает в нас очень детскую защитную реакцию: все умрут, а я нет.

А между тем и рождение, и жизнь, и смерть — звенья одной цепи. И глупо это игнорировать. Хотя бы потому, что это — прямой путь к неврозу. Ведь когда мы столкнемся со смертью близкого человека, мы не справимся с этой потерей. Только изменив свое отношение к жизни, можно многое исправить внутри. Тогда и горе пережить будет намного легче.

Стирайте суеверия из своего сознания

Я знаю, что на почту «Фомы» приходят сотни вопросов о суевериях. «Протерли памятник на кладбище детской одеждой, что теперь будет?» «Можно ли поднять вещь, если уронил на кладбище?» «Уронила в гроб платочек, что делать?» «На похоронах упало кольцо, к чему этот знак?» «Можно ли вешать фото умерших родителей на стене?»

Начинается завешивание зеркал — ведь это, якобы, ворота в другой мир. Кто-то убежден, что сыну нельзя нести гроб матери, а то покойнице будет плохо. Какой абсурд, кому же как не родному сыну нести этот гроб?! Конечно, ни к православию, ни к вере во Христа система мира, где случайно упавшая на кладбище перчатка являет собой некий знак, никакого отношения не имеет.

Думаю, это тоже от нежелания заглянуть внутрь себя и отвечать на действительно важные экзистенциальные вопросы.

Не все люди в храме являются экспертами по вопросам жизни и смерти

Владимиров Иван (1869-1947). Похороны

Владимиров Иван (1869-1947). Похороны

Для многих потеря близкого человека становится первым шагом на пути к Богу. Что делать? Куда бежать? Для многих ответ очевиден: в храм. Но важно помнить, что даже в состоянии шока надо отдавать себе отчет, зачем именно и к кому (или Кому) ты туда пришел. Прежде всего, конечно, к Богу. Но человеку, который пришел в храм впервые, который, может быть, не знает с чего начать, особенно важно встретить там проводника, который поможет разобраться во многих вопросах, не дающих ему покоя.

Этим проводником, конечно, должен бы стать священник. Но у него далеко не всегда есть время, у него часто весь день расписан буквально по минутам: службы, разъезды и много чего еще. И некоторые батюшки поручают общение с новопришедшими волонтерам, катехизаторам, психологам. Иногда эти функции частично выполняют даже свечники. Но надо понимать, что в церкви можно наткнуться на самых разных людей.

Это как если бы человек пришел в поликлинику, а гардеробщица ему сказала: « У тебя что болит-то?» — «Да, спина». — «Ну, давай я тебе расскажу, как лечиться. И литературу дам почитать».

В храме то же самое. И очень грустно, когда человек, который и так ранен потерей своего близкого, получает там дополнительную травму. Ведь, честно говоря, не каждый священник сумеет правильно выстроить общение с человеком в горе — он ведь не психолог. Да и не каждый психолог справится с этой задачей, у них, как и у врачей, есть специализация. Я, например, ни при каких обстоятельствах не возьмусь давать советы из области психиатрии или работать с алкозависимыми людьми.

Что уж говорить о тех, кто раздает непонятные советы и плодит суеверия! Часто это околоцерковные люди, которые в церковь не ходят, но заходят: ставят свечи, пишут записки, освящают куличи, — и все знакомые к ним обращаются как к экспертам, которые все знают о жизни и смерти.

Но с людьми, переживающими горе, надо говорить на особом языке. Общению с горюющими, травмированными людьми надо учиться, и к этому делу надо подходить серьезно и ответственно. На мой взгляд, в Церкви это должно быть целым серьезным направлением, ничуть не менее важным, чем помощь бездомным, тюремное или любое другое социальное служение.

Чего ни в коем случае нельзя делать — это проводить какие-то причинно-следственные связи. Никаких: «Бог ребенка забрал по твоим грехам»! Откуда вы знаете то, что одному только Богу известно? Такими словами горюющего человека можно травмировать очень и очень сильно.

Читайте также:
Киста яичника - распространенные виды новообразований

И ни в коем случае нельзя экстраполировать свой личный опыт переживания смерти на других людей, это тоже большая ошибка.

Итак, если вы, столкнувшись с тяжелым потрясением, пришли в храм, будьте очень осторожны в выборе людей, к которым обращаетесь со сложными вопросами. И не стоит думать, что в церкви вам все что-то должны — ко мне на консультации нередко приходят люди, оскорбленные невниманием к ним в храме, но забывшие, что они не центр вселенной и окружающие не обязаны выполнять все их желания.

А вот сотрудникам и прихожанам храма, если к ним обращаются за помощью, не стоит строить из себя эксперта. Если вам хочется по-настоящему помочь человеку, тихонько возьмите его за руку, налейте ему горячего чая и просто выслушайте его. Ему от вас требуются не слова, а соучастие, сопереживание, соболезнование — то, что поможет шаг за шагом справиться с его трагедией.

Если умер наставник…

Часто люди теряются, когда лишаются человека, который был в их жизни учителем, наставником. Для кого-то это — мама или бабушка, для кого-то — совершенно сторонний человек, без мудрых советов и деятельной помощи которого сложно представить свою жизнь.

Когда такой человек умирает, многие оказываются в тупике: как жить дальше? На стадии шока такой вопрос вполне естественен. Но если его решение затягивается на несколько лет, это кажется мне просто эгоизмом: «мне был нужен этот человек, он мне помогал, теперь он умер, и я не знаю, как жить».

А может, теперь тебе надо помочь этому человеку? Может быть, теперь твоя душа должна потрудиться в молитве об усопшем, а твоя жизнь — стать воплощенной благодарностью за его воспитание и мудрые советы?

Если у взрослого человека ушел из жизни важный для него человек, который давал ему свое тепло, свое участие, то стоит вспомнить об этом и понять, что теперь ты, как заряженный аккумулятор, можешь это тепло раздавать другим. Ведь чем больше ты раздашь, чем больше созидания принесешь в этот мир — тем больше заслуга того умершего человека.

Если с тобой делились мудростью и теплом, зачем плакать, что теперь некому больше это делать? Начинай делиться сам — и ты получишь это тепло уже от других людей. И не думай постоянно о себе, потому что эгоизм — самый большой враг переживающего горе.

Если умерший был атеистом

На самом деле каждый во что-то верит. И если ты веришь в жизнь вечную, значит, ты понимаешь, что человек, провозглашавший себя атеистом, теперь, после смерти — такой же, как и ты. К великому сожалению, он осознал это слишком поздно, и твоя задача теперь — помочь ему своей молитвой.

Если ты был близок с ним, то в какой-то степени ты — продолжение этого человека. И от тебя теперь многое зависит.

Дети и горе

Константин Маковский. Похороны ребёнка в деревне. 1872

Константин Маковский. Похороны ребёнка в деревне. 1872

Это отдельная, очень большая и важная тема, ей посвящена моя статья «Возрастные особенности переживания горя». До трех лет ребенок вообще не понимает, что такое смерть. И только лет в десять начинает формироваться восприятие смерти, как у взрослого человека. Это надо обязательно учитывать. Кстати, об этом много говорил митрополит Сурожский Антоний (лично я считаю, что он был великим кризисным психологом и душепопечителем).

Многих родителей волнует вопрос, должны ли дети присутствовать на похоронах? Смотришь на картину Константина Маковского «Похороны ребенка» и думаешь: сколько детей! Господи, зачем они там стоят, зачем на это смотрят? А почему бы им там не стоять, если взрослые им объясняли, что смерти бояться не нужно, что это — часть жизни? Раньше детям не кричали: «Ой, уйди, не смотри!» Ведь ребенок чувствует: если его так отстраняют, значит, происходит что-то жуткое. И тогда даже смерть домашней черепашки может обернуться для него психическим заболеванием.

А детей в те времена и прятать было некуда: если в деревне кто-то умирал, все шли с ним прощаться. Это естественно, когда дети присутствуют на отпевании, оплакивают, учатся реагировать на смерть, учатся делать что-то созидательное ради усопшего: молятся, помогают на поминках. И родители зачастую сами травмируют ребенка тем, что пытаются укрыть его от негативных эмоций. Некоторые начинают обманывать: «Папа уехал в командировку», и ребенок со временем начинает обижаться — сначала на папу за то, что не возвращается, а затем и на маму, ведь он чувствует, что она что-то не договаривает. А когда потом открывается правда… Я видел семьи, где ребенок уже просто не может общаться с матерью из-за такого обмана.

Меня поразила одна история: у девочки умер папа, и ее учительница — хороший педагог, православный человек — сказала детям, чтобы они не подходили к ней, потому что ей и так плохо. А ведь это значит, травмировать ребенка еще раз! Страшно, когда даже люди с педагогическим образованием, люди верующие не понимают детскую психологию.

Дети ничем не хуже взрослых, их внутренний мир ничуть не менее глубок. Конечно, в разговорах с ними надо учитывать возрастные аспекты восприятия смерти, но не надо прятать их от скорбей, от трудностей, от испытаний. Их надо готовить к жизни. Иначе они станут взрослыми, а справляться с потерями так и не научатся.

Что значит «пережить горе»

Полностью пережить горе — это значит превратить черную скорбь в светлую память. После операции остается шов. Но если он хорошо и аккуратно сделан, он уже не болит, не мешает, не тянет. Так и тут: шрам останется, мы никогда не сможем забыть о потере — но переживать ее мы будем уже не с болью, а с чувством благодарности к Богу и к умершему человеку за то, что он был в нашей жизни, и с надеждой на встречу в жизни будущего века.

Как пережить смерть близкого человека? Советы кризисного психолога

Не все люди в храме являются экспертами по вопросам жизни и смерти

Если умер наставник…

Если умерший был атеистом

Дети и горе

Что значит «пережить горе»

Приблизительное время чтения: 13 мин.

Лишь в редчайших случаях человек заранее готов к смерти близкого. Гораздо чаще горе настигает нас неожиданно. Что делать? Как реагировать? Рассказывает Михаил Хасьминский, руководитель православного Центра кризисной психологии при храме Воскресения Христова на Семеновской (г. Москва).

Через что мы проходим, переживая горе?

Как пережить смерть близкого человека?

Николай Чехов. Молодая вдова на могиле мужа

Когда умирает близкий человек, мы ощущаем, что связь с ним рвется — и это доставляет нам сильнейшую боль. Болит не голова, не рука, не печень, болит душа. И невозможно ничего сделать, чтобы эта боль раз — и прекратилась.

Часто скорбящий человек приходит ко мне на консультацию и говорит: «Уже две недели прошло, а я никак не могу прийти в себя». Но разве можно прийти в себя за две недели? Ведь после тяжелой операции мы не говорим: «Доктор, я уже десять минут лежу, и ничего еще не зажило». Мы понимаем: пройдет три дня, врач посмотрит, потом снимет швы, рана начнет заживать; но могут возникнуть осложнения, и какие-то этапы придется проходить снова. На все это может уйти несколько месяцев. А здесь речь не о телесной травме — а о душевной, чтобы ее излечить, обычно требуется около года или двух. И в этом процессе есть несколько последовательных стадий, перепрыгнуть через которые невозможно.

Какие это стадии? Первое — шок и отрицание, затем гнев и обида, торг, депрессия и, наконец, принятие (хотя важно понимать, что любое обозначение стадий — условное, и что у этих этапов нет четких границ). Некоторые проходят их гармонично и без задержек. Чаще всего это люди крепкой веры, у которых есть ясные ответы на вопросы, что такое смерть и что будет после нее. Вера помогает правильно пройти эти этапы, пережить их один за другим — и в итоге войти в стадию принятия.

Читайте также:
Блюда из свиных ушей: рецепты на любой вкус

А вот когда веры нет, смерть близкого человека может стать незаживающей раной. Например, человек может на протяжении полугода отрицать утрату, говорить: «Нет, я не верю, этого не могло случиться». Или «застрять» на гневе, который может быть направлен на врачей, которые «не спасли», на родственников, на Бога. Гнев может быть направлен и на самого себя и продуцировать чувство вины: я недолюбил, недосказал, не остановил вовремя — я негодяй, я виновен в его смерти. Таким чувством подолгу мучаются многие люди.

Однако, как правило, достаточно нескольких вопросов, чтобы человек разобрался со своим чувством вины. «Разве вы хотели смерти этого человека?» — «Нет, не хотел». — «В чем же тогда вы виновны?» — «Это я послал его в магазин, а если бы он туда не пошел, то не попал бы под машину». — «Хорошо, а если бы вам явился ангел и сказал: если ты пошлешь его в магазин, то этот человек умрет, как бы вы тогда себя повели?» — «Конечно, я бы тогда никуда его не послал». — «В чем же ваша вина? В том, что вы не знали будущего? В том, что вам не явился ангел? Но при чем тут вы?»

У некоторых людей сильнейшее чувство вины может возникнуть и просто из-за того, что прохождение упомянутых этапов у них затягивается. Друзья и коллеги не понимают, почему он так долго ходит мрачный, неразговорчивый. Ему и самому от этого неловко, но он ничего с собой сделать не может.

А у кого-то, наоборот, эти этапы могут буквально «пролететь», но спустя время травма, которую они не прожили, всплывает, и тогда, возможно, даже переживание смерти домашнего животного дастся такому человеку с большим трудом.

Ни одно горе не обходится без боли. Но одно дело, когда при этом ты веришь в Бога, и совсем другое, когда ни во что не веришь: тут одна травма может накладываться на другую — и так до бесконечности.

Поэтому мой совет людям, которые, предпочитают жить сегодняшним днем и откладывают главные жизненные вопросы на завтра: не ждите, когда они свалятся на вас, как снег на голову. Разберитесь с ними (и с самими собой) здесь и сейчас, ищите Бога — этот поиск поможет вам в момент расставания с близким человеком.

И еще: если чувствуете, что не справляетесь с потерей самостоятельно, если уже полтора-два года нет динамики в проживании горя, если есть чувство вины, или хроническая депрессия, или агрессия, обязательно обратитесь к специалисту — психологу, психотерапевту.

Не думать о смерти — это путь к неврозу

Как пережить смерть близкого человека?

Николай Ярошенко. Похороны первенца. 1893

Недавно я анализировал, как много картин знаменитых художников посвящено теме смерти. Раньше художники брались за изображение горя, скорби именно потому, что смерть была вписана в культурный контекст. В современной культуре нет места смерти. О ней не говорят, потому что «это травмирует». В действительности же травмирует как раз обратное: отсутствие этой темы в поле нашего зрения.

Если в разговоре человек упоминает, что у него кто-то погиб, то ему отвечают: «Ой, извини. Наверное, тебе не хочется об этом говорить». А может быть, как раз наоборот, хочется! Хочется вспомнить об умершем, хочется сочувствия! Но от него в этот момент отстраняются, пытаются сменить тему, боясь огорчить, задеть. У молодой женщины умер муж, а близкие говорят: «Ну, не переживай, ты красивая, ты еще выйдешь замуж». Или сбегают как от чумной. Почему? Потому что сами боятся думать о смерти. Потому что не знают, что говорить. Потому что нет никаких навыков соболезнования.

Вот в чем главная проблема: современный человек боится думать и говорить о смерти. У него нет этого опыта, ему его не передали родители, а тем — их родители и бабушки, жившие в годы государственного атеизма. Потому сегодня многие не справляются с переживанием потери самостоятельно и нуждаются в профессиональной помощи. Например, бывает, что человек сидит прямо на могиле матери или даже там ночует. От чего возникает эта фрустрация? От непонимания, что произошло и что делать дальше. А на это наслаиваются всевозможные суеверия, и возникают острые, иногда суицидальные проблемы. К тому же, рядом часто оказываются также переживающие горе дети, и взрослые своим неадекватным поведением могут нанести им непоправимую душевную травму.

Но ведь соболезнование — это «совместная болезнь». А зачем болеть чужой болью, если твоя цель – чтобы тебе было хорошо здесь и сейчас? Зачем думать о собственной смерти, не лучше ли отогнать эти мысли заботами, что-нибудь себе купить, вкусно поесть, хорошо выпить? Страх того, что будет после смерти, и нежелание об этом думать включает в нас очень детскую защитную реакцию: все умрут, а я нет.

А между тем и рождение, и жизнь, и смерть — звенья одной цепи. И глупо это игнорировать. Хотя бы потому, что это — прямой путь к неврозу. Ведь когда мы столкнемся со смертью близкого человека, мы не справимся с этой потерей. Только изменив свое отношение к жизни, можно многое исправить внутри. Тогда и горе пережить будет намного легче.

Стирайте суеверия из своего сознания

Я знаю, что на почту «Фомы» приходят сотни вопросов о суевериях. «Протерли памятник на кладбище детской одеждой, что теперь будет?» «Можно ли поднять вещь, если уронил на кладбище?» «Уронила в гроб платочек, что делать?» «На похоронах упало кольцо, к чему этот знак?» «Можно ли вешать фото умерших родителей на стене?»

Начинается завешивание зеркал — ведь это, якобы, ворота в другой мир. Кто-то убежден, что сыну нельзя нести гроб матери, а то покойнице будет плохо. Какой абсурд, кому же как не родному сыну нести этот гроб?! Конечно, ни к православию, ни к вере во Христа система мира, где случайно упавшая на кладбище перчатка являет собой некий знак, никакого отношения не имеет.

Думаю, это тоже от нежелания заглянуть внутрь себя и отвечать на действительно важные экзистенциальные вопросы.

Не все люди в храме являются экспертами по вопросам жизни и смерти

Как пережить смерть близкого человека?

Владимиров Иван (1869- 1947). Похороны

Для многих потеря близкого человека становится первым шагом на пути к Богу. Что делать? Куда бежать? Для многих ответ очевиден: в храм. Но важно помнить, что даже в состоянии шока надо отдавать себе отчет, зачем именно и к кому (или Кому) ты туда пришел. Прежде всего, конечно, к Богу. Но человеку, который пришел в храм впервые, который, может быть, не знает с чего начать, особенно важно встретить там проводника, который поможет разобраться во многих вопросах, не дающих ему покоя.

Этим проводником, конечно, должен бы стать священник. Но у него далеко не всегда есть время, у него часто весь день расписан буквально по минутам: службы, разъезды и много чего еще. И некоторые батюшки поручают общение с новопришедшими волонтерам, катехизаторам, психологам. Иногда эти функции частично выполняют даже свечники. Но надо понимать, что в церкви можно наткнуться на самых разных людей.

Это как если бы человек пришел в поликлинику, а гардеробщица ему сказала: « У тебя что болит-то?» — «Да, спина». — «Ну, давай я тебе расскажу, как лечиться. И литературу дам почитать».

Читайте также:
Как сделать кондитерский мешок своими руками?

В храме то же самое. И очень грустно, когда человек, который и так ранен потерей своего близкого, получает там дополнительную травму. Ведь, честно говоря, не каждый священник сумеет правильно выстроить общение с человеком в горе — он ведь не психолог. Да и не каждый психолог справится с этой задачей, у них, как и у врачей, есть специализация. Я, например, ни при каких обстоятельствах не возьмусь давать советы из области психиатрии или работать с алкозависимыми людьми.

Что уж говорить о тех, кто раздает непонятные советы и плодит суеверия! Часто это околоцерковные люди, которые в церковь не ходят, но заходят: ставят свечи, пишут записки, освящают куличи, — и все знакомые к ним обращаются как к экспертам, которые все знают о жизни и смерти.

Но с людьми, переживающими горе, надо говорить на особом языке. Общению с горюющими, травмированными людьми надо учиться, и к этому делу надо подходить серьезно и ответственно. На мой взгляд, в Церкви это должно быть целым серьезным направлением, ничуть не менее важным, чем помощь бездомным, тюремное или любое другое социальное служение.

Чего ни в коем случае нельзя делать — это проводить какие-то причинно-следственные связи. Никаких: «Бог ребенка забрал по твоим грехам»! Откуда вы знаете то, что одному только Богу известно? Такими словами горюющего человека можно травмировать очень и очень сильно.

И ни в коем случае нельзя экстраполировать свой личный опыт переживания смерти на других людей, это тоже большая ошибка.

Итак, если вы, столкнувшись с тяжелым потрясением, пришли в храм, будьте очень осторожны в выборе людей, к которым обращаетесь со сложными вопросами. И не стоит думать, что в церкви вам все что-то должны — ко мне на консультации нередко приходят люди, оскорбленные невниманием к ним в храме, но забывшие, что они не центр вселенной и окружающие не обязаны выполнять все их желания.

А вот сотрудникам и прихожанам храма, если к ним обращаются за помощью, не стоит строить из себя эксперта. Если вам хочется по-настоящему помочь человеку, тихонько возьмите его за руку, налейте ему горячего чая и просто выслушайте его. Ему от вас требуются не слова, а соучастие, сопереживание, соболезнование — то, что поможет шаг за шагом справиться с его трагедией.

Если умер наставник…

Часто люди теряются, когда лишаются человека, который был в их жизни учителем, наставником. Для кого-то это — мама или бабушка, для кого-то — совершенно сторонний человек, без мудрых советов и деятельной помощи которого сложно представить свою жизнь.

Когда такой человек умирает, многие оказываются в тупике: как жить дальше? На стадии шока такой вопрос вполне естественен. Но если его решение затягивается на несколько лет, это кажется мне просто эгоизмом: «мне был нужен этот человек, он мне помогал, теперь он умер, и я не знаю, как жить».

А может, теперь тебе надо помочь этому человеку? Может быть, теперь твоя душа должна потрудиться в молитве об усопшем, а твоя жизнь — стать воплощенной благодарностью за его воспитание и мудрые советы?

Если у взрослого человека ушел из жизни важный для него человек, который давал ему свое тепло, свое участие, то стоит вспомнить об этом и понять, что теперь ты, как заряженный аккумулятор, можешь это тепло раздавать другим. Ведь чем больше ты раздашь, чем больше созидания принесешь в этот мир — тем больше заслуга того умершего человека.

Если с тобой делились мудростью и теплом, зачем плакать, что теперь некому больше это делать? Начинай делиться сам — и ты получишь это тепло уже от других людей. И не думай постоянно о себе, потому что эгоизм — самый большой враг переживающего горе.

Если умерший был атеистом

На самом деле каждый во что-то верит. И если ты веришь в жизнь вечную, значит, ты понимаешь, что человек, провозглашавший себя атеистом, теперь, после смерти — такой же, как и ты. К великому сожалению, он осознал это слишком поздно, и твоя задача теперь — помочь ему своей молитвой.

Если ты был близок с ним, то в какой-то степени ты — продолжение этого человека. И от тебя теперь многое зависит.

Дети и горе

Как пережить смерть близкого человека?

Константин Маковский. Похороны ребёнка в деревне. 1872

Это отдельная, очень большая и важная тема, ей посвящена моя статья «Возрастные особенности переживания горя». До трех лет ребенок вообще не понимает, что такое смерть. И только лет в десять начинает формироваться восприятие смерти, как у взрослого человека. Это надо обязательно учитывать. Кстати, об этом много говорил митрополит Сурожский Антоний (лично я считаю, что он был великим кризисным психологом и душепопечителем).

Многих родителей волнует вопрос, должны ли дети присутствовать на похоронах? Смотришь на картину Константина Маковского «Похороны ребенка» и думаешь: сколько детей! Господи, зачем они там стоят, зачем на это смотрят? А почему бы им там не стоять, если взрослые им объясняли, что смерти бояться не нужно, что это — часть жизни? Раньше детям не кричали: «Ой, уйди, не смотри!» Ведь ребенок чувствует: если его так отстраняют, значит, происходит что-то жуткое. И тогда даже смерть домашней черепашки может обернуться для него психическим заболеванием.

А детей в те времена и прятать было некуда: если в деревне кто-то умирал, все шли с ним прощаться. Это естественно, когда дети присутствуют на отпевании, оплакивают, учатся реагировать на смерть, учатся делать что-то созидательное ради усопшего: молятся, помогают на поминках. И родители зачастую сами травмируют ребенка тем, что пытаются укрыть его от негативных эмоций. Некоторые начинают обманывать: «Папа уехал в командировку», и ребенок со временем начинает обижаться — сначала на папу за то, что не возвращается, а затем и на маму, ведь он чувствует, что она что-то не договаривает. А когда потом открывается правда. Я видел семьи, где ребенок уже просто не может общаться с матерью из-за такого обмана.

Меня поразила одна история: у девочки умер папа, и ее учительница — хороший педагог, православный человек — сказала детям, чтобы они не подходили к ней, потому что ей и так плохо. А ведь это значит, травмировать ребенка еще раз! Страшно, когда даже люди с педагогическим образованием, люди верующие не понимают детскую психологию.

Дети ничем не хуже взрослых, их внутренний мир ничуть не менее глубок. Конечно, в разговорах с ними надо учитывать возрастные аспекты восприятия смерти, но не надо прятать их от скорбей, от трудностей, от испытаний. Их надо готовить к жизни. Иначе они станут взрослыми, а справляться с потерями так и не научатся.

Что значит «пережить горе»

Полностью пережить горе — это значит превратить черную скорбь в светлую память. После операции остается шов. Но если он хорошо и аккуратно сделан, он уже не болит, не мешает, не тянет. Так и тут: шрам останется, мы никогда не сможем забыть о потере — но переживать ее мы будем уже не с болью, а с чувством благодарности к Богу и к умершему человеку за то, что он был в нашей жизни, и с надеждой на встречу в жизни будущего века.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: